Жизнь с Демоном

Любимых убивают все,
Пусть знают все о том;
Один — метнет кинжальный взгляд,
Другой — пронзит словцом,
Трус- поцелуем впрыснет яд,
Смельчак — сразит клинком,

(Баллада Редингской тюрьмы – Оскар Уайльд (1897)

 

Целью настоящей статьи еще раз привлечь внимание к темной стороне человеческой психики. Исходя из моего опыта, гуманистическая психотерапия, включающая в себя и трансактный анализ, придает чрезмерное значение позитивной стороне человеческой сущности и нашему потенциалу к изменению и росту. На мой взгляд, это искажение нашей действительной сущности сказывается при проведении психотерапии.     Между тем, рост осознавания и принятия  собственной теневой стороны («тени») может улучшить наше психическое здоровье. В случаях, когда мы подавляем или отрицаем существование нашего деструктивного собственного «я», то наше душевное здоровье неизбежно страдает. Такого рода отрицание может подкреплять целый ряд проблематичных типов поведения, который в континууме может содержать серьезный вред своему «я» или другим ввиду безрассудства, эгоизма и нарциссического чувства правонаделенности.

В данной работе я собираюсь рассмотреть некоторые идеи об этиологии демонических или теневых состояний души, и после размышления насчет нескольких определений, я рассмотрю четыре различных источника: 1) Сложное начало, 2) История жестокого обращения, 3) Культурно санкционированный нарциссизм и 4) Мысли из эволюционной перспективы (проекции). Затем я охарактеризую некоторые аспекты «Демонических» душевных состояний, выражаемых в виде нападок на собственное «я» и на других, и, наконец, мы обсудим кое-какие размышления по поводу лечения, которое может заключать в себе определенные вызовы Трансактному анализу и психотерапии в более широком смысле.

Это не я! : Определения

Термин «Тень» (теневая сторона) описан Юнгом  как «то, чем человек не желает быть; чем меньше она воплощена в сознательном разуме, тем она массивнее (‘чем меньше она подключена к индивидуальной сознательной жизни, тем она темнее и гуще’). Если теневая сторона подавлена и изолирована от сознания, то она никогда не будет исправлена (скорригирована), вследствие чего имеется возможность ее прорыва в минуту неосторожности, что, в свою очередь, способно сокрушить наши самые благие намерения».

Такое определение придает тени как таковой характер «психической автономии» (Jung 1928a), над которой мы обладаем весьма и весьма ограниченным контролем. Определение внутреннего «Демона» (1972) Берном наводит нас приблизительно на следующую мысль: «он угрюмо затаится в каком-то незаметном месте, чтобы внезапно выскочить в минуту неосторожности и привести в хаос жизнь своего хозяина, как когда-то в детстве он наводил хаос, разбрасывая на пол еду». [он мрачно затаивается внутри самого себя, готовый когда-нибудь неожиданно швырнуть с размаху всю свою жизнь, как когда-то в детстве швырял тарелки с едой].

Один из моих клиентов так образно высказался: «пока мы с Вами сидим здесь и разговариваем о том, как мне побороть мои пагубные привычки, мой демон сейчас у вас за диваном отжимается и только и ждет, когда я выйду на улицу, чтобы напасть на меня». На протяжении моей статьи я буду использовать термины тень и демон как взаимозаменяемые.

Этот феномен мы можем наблюдать в рассказе о докторе Джекилле и мистере Хайде. (Р.Л. Стивенсон, 1886); но все мы хорошо знаем о своей собственной части, которая, просто-напросто, поступила бы иначе, чем мы того желаем. Фраза Юнга «то, чем человек не желает быть») приводит меня к размышлению о роли стыда в поддержании тени и о том, как стыд может ощущаться угрозой своему «я» и собственной жизни. В таком случае тень является мощной и неизбежной силой, которой зачастую тяжело управлять. Часть нашей задачи как терапевтов должна состоять в том, чтобы попытаться узнать нашу собственную тень с тем, чтобы мы могли помочь нашим клиентам узнать их тени. Если мы будем отрицать наши собственные ненавистные и смертоносные чувства, то мы не сможем искренне заниматься нашими клиентами и помогать им в нормализации и интеграции похожих чувств, которые они испытывают, или же, как сказал Юнг (1938): «воплощении их в сознательном разуме». Сознание позволяет нам мыслить более глубоко и обладать большей энергией и состраданием к ‘невыносимости’ нашего состояния и наших основных конфликтов. ‘Интеграция наших деструктивных «я» может также помочь нам в действительности узнать наши добродетели’ (Isaksson-Hurst 2011) и открывает нам доступ к возможности сделать лучший выбор, позволяя нам лучше узнать и жить в соответствии с нашими собственными ценностями, этическими и моральными нормами. В своем сознании мы будем хозяевами наших демонов, но вне сознания наши демоны будут нашими хозяевами. 

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Facebook
Поделиться в социальных сетях